ГЕНИЙ      СЦЕНЫ

 

 

        1972/1973

      Когда-то Вацлава Нижинского назвали «русским Вестрисом» благодаря его летучему прыжку, а через несколько десятилетий юный артист Барышников воплотил Вестриса в миниатюре прославленного хореографа Леонида Якобсона. Этот номер "новаторского" балета Якобсон поставил специально для Барышникова, и тот исполнил его на Первом Московском международном конкурсе артистов балета в 1969 году. Якобсон в свойственной ему неординарной и требовательной манере поставил перед юным исполнителем трудную задачу, потребовав от танцора не только виртуозной техники, но и недюжинных актерских способностей. Номер представлял собой смесь неоклассических па и гротескных пантомимных движений: персонаж Огюст Вестрис примеряет различные маски, комическую, трагическую...но ни одна не оказывается подходящей.

      Партия Адама в балете Наталии Касаткиной  и Владимира Василёва «Сотворениие мира» поразила не только зрителей, но и критиков.  Профессионалы и знатоки - любители поражались виртуозному мастерству исполнителя, и именно партия Адама подготовила Барышникова к той хореографии, о которой он мечтал потом в Ленинграде и с которой встретился на Западе.

     Балеты «Дафнис и Хлоя» и «Блудный сын» минималистичны и сюжетны одновременно. В основе обоих лежит одна тема -  тема переосмысления жизни через трудности и конфликты.  Балет «Дафнис и Хлоя» был поставлен Михаилом Фокиным в 1912 году, накануне Первой мировой войны. Он нес мечту об идеальной эпохе античности, помогал уйти от жестокой реальности. А «Блудный сын», последний балет антрепризы Сергея Дягилева, поставленный Джорджем Баланчиным в 1929 году, символизировал поиск прекрасного в настоящем. Оба балета Михаил Барышников станцевал по-новому, по-своему, в духе современности.

Материалы проекта                О проекте 

 

 

 

Copyright © Центральный государственный архив литературы и искусства Санкт‑Петербурга, 2018.
При копировании материалов сайта ссылка на источник обязательна