До начала 1940-х годов Леонид Якобсон «нащупывал» свой путь в советской хореографии как в постановках концертных балетных номеров, так и в создании полноценных балетных спектаклей. 1941 год был ознаменован обращением балетмейстера к классике вместе с получением предложения о постановке балета по мотивам татарской народной сказки о коварном лесном божестве.

Несмотря на кропотливую работу по созданию либретто и колоссальные усилия по приготовлениям к генеральному прогону спектакля, премьере не суждено было состояться. Началась война и авторам балета, Леониду Якобсону и композитору Фариду Яруллину, пришлось отложить свой творческий замысел до лучших времен.

Лишь девять лет спустя, в 1950 году, на сцене Государственного академического театра оперы и балета им. С.М. Кирова в Ленинграде состоялся премьерный показ этого балетного спектакля, но уже под названием «Али-Батыр» по имени главного героя. «Али-Батыр», или «Шурале» пример смены драматических и героических постановок предвоенной поры на балеты-сказки.

Партия лесного божества Шурале открывала безграничные возможности для артистов — Роберта Гербека, Игоря Бельского, Юрия Григоровича и других. А образ птиц в балете шел вразрез с общепринятым образом «лебедя», являвшимся каноническим в советском балетном искусстве.

Несколько лет спустя премьерного показа театровед Валерия Чистякова, ссылаясь на Федора Лопухова, в своей книге «В мире танца» назвала «Шурале» «подлинным провозвестником новаторских устремлений в советской хореографии».

 

  Copyright © Центральный государственный архив литературы и искусства Санкт‑Петербурга, 2019.
  При копировании материалов сайта ссылка на источник обязательна.