Публикатор

Назад к целой странице
Назад

Петергоф в оккупации (23 сентября 1941 г. – 19 января 1944 г.)

 

 

 

Л.В.Грабова,

зав. отделом комплектования ЦГАЛИ СПб

 

 

 

«Война – самое грязное и отвратительное явление человеческой деятельности, поднимающее все низменное из глубины нашего подсознания. На войне за убийство человека мы получаем награду, а не наказание. Мы можем и должны безнаказанно разрушать ценности, создаваемые человечеством столетиями, жечь, резать, взрывать…».

Н. Н. Никулин «Воспоминания о войне».

 

 

К середине сентября 1941 года германские войска прорвались к Финскому заливу возле Урицка и, продвигаясь на запад, 23 сентября 1941 года захватили Новый Петергоф. В Английском и Луговом парках, у Розового павильона и Бельведера героически сражался 264 отдельный пулеметно-артиллерийский батальон, сформированный из судостроителей Адмиралтейского завода, рабочих завода по обработке цветных металлов и студентов Ленинградского кораблестроительного института. На подступах к Петергофу и на улицах города погибал комсомольско-молодежный взвод 79 истребительного батальона, состоявший в основном из петергофских школьников. Ценой своих жизней они задержали наступление 1-й и 291–й пехотных дивизий противника. Отступившие войска обескровленной 8-й армии и морская пехота, при поддержке береговой артиллерии Ижорского укрепленного сектора и кораблей Балтийского флота закрепились на рубеже, начинавшемся от Финского залива у границы Нижнего парка (западнее павильона Марли)1. За этим рубежом - Старый Петергоф, Ораниенбаум, форт «Красная горка», территория размером 65 на 25 километров, так называемый Ораниенбаумский плацдарм, сыгравший в январе 1944 года важнейшую роль в освобождении Ленинграда от блокады. Линия фронта разделила город Петергоф на две части. Большая часть дворцов и парков Петергофа оказалась на территории в течение двух лет четырех месяцев занятой оккупантами.

Первого и второго октября 1941 года части 8-й армии, при поддержке кораблей Балтфлота и батарей береговой обороны пытались захватить Новый Петергоф. По району Нижний парк - Знаменка за два дня было выпущено 1625 снарядов разных калибров. В связи с тем, что корректировочно-наблюдательные посты в это время еще не были созданы, стрельба велась без корректировки и огневые точки остались неподавленными.

После этих неудачных попыток штаб КБФ организовал высадку морского десанта в Новый Петергоф. Четвертого, пятого и шестого октября корабли и береговые батареи произвели 1027 выстрелов, чтобы дать возможность частям 8-й армии прорваться на поддержку десанта. Однако сломить оборону противника они не смогли, так как за короткое время на западной границе Нижнего парка фашисты установили огневые точки, вырыли окопы и траншеи, заминировали подходы к ним и выставили проволочные заграждения. «После высадки десанта, связь с ним была потеряна и сведений от него больше не поступало».2 Более пятисот краснофлотцев погибли в водах Финского залива, в Нижнем парке и в Александрии.3

Мощная артиллерия противника стреляла по Кронштадту и Ораниенбауму, но самым большим разрушениям подвергся Старый Петергоф. Только часть гранитного цоколя и груда развалин остались от Английского дворца, по которому было выпущено около 9000 тяжелых артиллерийских снарядов. Был уничтожен живописный Английский парк, площадью 161 га, с мраморной скульптурой и фонтанами, Чайным павильоном, Капеллой, облицованной итальянским мрамором, разрушены и сожжены «березовый домик» Екатерины II, дворец герцогов Лейхтенбергских, «Собственная дача» Александра II. Погибли все Старопетергофские церкви в их числе Знаменская церковь, в которой хранились военно-исторические реликвии, храм-музей Серафимовского монастыря с иконостасом в стиле древнего северо - русского церковного зодчества, Гранильная фабрика, основанная при Петре I и получившая тогда название «Алмазной мельницы». «По Старому Петергофу в 1941 г. было выпущено свыше 39 тысяч и в 1942 году свыше 68 тысяч снарядов и мин. Тысячи женщин, детей и стариков погибли на улицах города от этого обстрела».4

Чтобы предотвратить высадку десантов на южное побережье Финского залива (кроме десанта 5-го октября, погибли еще три десанта, высадившиеся в районе Стрельны – 5-го, 6-го и 8-го октября и десант, высадившийся 3-го октября в районе завода Пишмаш5),6 немцы построили противодесантную оборону на участке Пишмаш-Петергоф. Одним из наиболее важных участков этой обороны были Нижний парк и Александрия. Отсюда систематическим артиллерийским обстрелам подвергались Кронштадт и Ленинград, обстреливались корабли, минировался фарватер Финского залива.7

Трагические последствия для Петергофа имел приказ ставки Верховного главного командования № 0428, подписанный И. Сталиным и В. Шапошниковым 17 ноября 1941 года о разрушении и сжигании населенных пунктов в тылу немецко-фашистских войск.8 Выполняя приказ, Военный Совет КБФ перечислил населенные пункты, которые подлежали уничтожению: Териоки, Куоккала, Келломяки, Ривьера, Петергоф, Знаменка, Стрельна, пос. Ленина, пос. Володарского, Сосновая поляна, немецкая колония и все остальные пункты по побережью от Петергофа на Урицк.9 Согласно утвержденному командованием КБФ плану, по заданным целям удары последовательно наносят авиация, артиллерия и специальные средства. Начало выполнения операции назначено на 12 часов 19 ноября 1941 года. Цель № 6 – Новый Петергоф. Шесть истребителей днем и шесть бомбардировщиков ночью бомбили город, совершая по три вылета в день и столько же ночью. Артиллерийский обстрел вели - канонерская лодка «Красное Знамя», эсминец «Строгий», линкор «Октябрьская Революция», крейсер «Максим Горький», линкор «Марат», и батареи Кронштадтского укрепленного сектора. После артиллерийской и воздушной обработки, для поджога уцелевших зданий и «контроля нанесенных потерь», высылались диверсионные группы с зажигательными патронами.10 22 ноября 1941 г. Разведывательный отдел КБФ направил начальнику Оперативного отдела Штаба КБФ капитану 1-го ранга Г.Е. Пилиповскому карту и легенду к ней о нахождении в Петергофе пунктов, намеченных к первостепенному уничтожению. Этими «пунктами» были: минометная батарея у Большого дворца11, командный пункт в блиндаже, справа от лестницы в Нижнем парке, штаб 291 пехотной дивизии на улице Аврова, наблюдательный пункт около дворца Моплезир, корректировочный наблюдательный пункт на петергофской пристани, землянки и блиндажи для солдат в Нижнем парке и в Александрии, орудия в Александрии, находящиеся в 50-ти метрах к западу от Николаевского вагона.12 23 ноября соответствующие указания получил комендант крепости Кронштадт генерал-лейтенант А.Б. Елисеев.13 В этот же день об успешных операциях, проведенных 22 ноября в Стрельне и Петергофе Военком РО КБФ полковой комиссар Б.Н. Бобков докладывал командующему КБФ Вице-адмиралу В.Ф. Трибуцу. Восемь человек были отправлены в Стрельну с задачей поджога дворца и здания бывшего санатория. «Группа Александрова в составе 5 человек, прошла через расположение противника произвела два очага в Новом Петергофе и вышла из расположения противника через Новый Петергоф по льду незамеченной постами наблюдения».14 Выполнению поджогов препятствовала «<…> несовершенность зажигательных веществ для вызова пожаров сырых зданий при низкой температуре».15 Осенью 1941 г. корабли КБФ в общей сложности выпустили по Петергофу более 2 тыс. снарядов. Артиллерийский обстрел «важнейших объектов» вели главным калибром линкор «Октябрьская революция» и крейсер «М. Горький».16 В конце ноября 1941 года были созданы команды охотников (добровольцев) для взрыва и сжигания населенных пунктов, захваченных противником. Командам-охотникам была поставлена задача - уничтожить, захватив оперативные документы, штаб 291 пехотной дивизии на ул. Аврова, взорвать землянки и блиндажи в парке Александрия, сжечь деревянные склады на ст. Новый Петергоф, доставить сведения о расположении огневых точек противника. Команды охотников обеспечивались «лыжами, валенками, полушубками, светосигнальными принадлежностями, горючим материалом, взрывчатыми веществами, спиртом и продовольствием» <…> «Выдающихся смельчаков из команд охотников за отважные действия по уничтожению населенных пунктов, складов, землянок, блиндажей и КП, занятых противником» было обещано представить к правительственной награде. Тогда же начальнику артиллерии крепости Кронштадт приказано «уничтожать НП и корректировочные НП на побережье Финского залива у Петергофского дворца».17,18

После освобождения Нового Петергофа в Фермерском дворце в Александрии был обнаружен макет оборонительных сооружений и огневых точек немецких захватчиков. В качестве опорных узлов в нем значились «все дворцовые постройки береговой полосы».19 В Монплезире, Эрмитаже, Готической капелле - доты.20 На Даче Николая II-го и в Фермерском дворце в Александрии - штабы.21 В 50-метрах западнее «Николаевского вагона» в Александрии - батарея из пяти дальнобойных орудий. В Коттедже устроен госпиталь.22

На Петергофском соборе оккупанты оборудовали корректировочный пост, к которому протянули большое количество телефонных проводов. В бывшем Доме отдыха по ул. Аврова, д. 5 располагались, сменяющие друг друга штабы дивизий. Еще один штаб был на углу Красного проспекта и ул. Володарского23 в подвале довоенного магазина, к нему были протянуты четыре телефонных провода, у входа стоял часовой. В городе было отделение Гестапо. В Бельведере находился штаб полка, по соседству с ним расположилась 15 мм батарея.

Дороги южнее Н. Петергофа усиленно охранялись патрулями. Большая часть немецких солдат жила в блиндажах, некоторые в домах. Оставшееся местное население из Петергофа, Знаменки и Стрельны эвакуировалось в Красное село, в специальный лагерь.24

Временный концлагерь для военнопленных располагался в Стрельне. На 14 ноября 1941 г. в этом лагере было 150 человек, из которых 146 добровольно сдались в плен. Дорога для перехода на сторону немцев находилась южнее Ораниенбаума-Петергофа.25 Пропуском служили немецкие листовки.26 Весной 1943 года в районе Петергофа были созданы две роты, состоящие из русских военнопленных перешедших на сторону немцев.27

Германские войска оказались не подготовлены к суровой русской зиме. По Петергофу ходили солдаты обутые «в резиновые и кожаные сапоги, все в шапках разного цвета. У некоторых на шее подвязаны полотенца».28

В Нижнем парке и в Александрии были установлены артиллерийские батареи.

На специальном учебном поле проводились учения по стрельбе из гранатометов, блокировке и захвату ДЗОТ.29

В Александрии в десяти отапливаемых блиндажах, жили солдаты, которые несли службу дозора вдоль побережья от пристани в Нижнем парке до Знаменки. Вдоль всего побережья было установлено проволочное заграждение, в виде рогаток. По берегу вдоль проволочных заграждений ходили вожаки с собаками.30 Зимой диверсионно-разведывательная группа, состоящая из 15-18 человек, вооруженная пулеметом, автоматом и винтовками выходила к фарватеру Морского канала с целью его минирования.31

«В центре нижнего Н-Петергофского парка, в Александрии и в р-не ЗНАМЕНКА установлены прожектора».32 Места ракетчиков непостоянны. Постоянное место ракетчиков установлено было только на пристани, где на ночь выставлялся пулемет, а вход в ковш петергофской пристани прикрывался двумя автоматчиками. 14 октября 1942 года в результате артиллерийского обстрела нашими батареями участок петергофской пристани от оконечности по направлению к берегу длиной 31-35 метров был полностью разрушен.

Немецкие солдаты вели восстановительные работы, для того, чтобы при помощи плавучих средств минировать фарватер.33

24 октября 1942 года, в 21 час Разведгруппа КБФ в составе 9 человек под командованием политрука Осипова, под непосредственным наблюдением и руководством капитан-лейтенанта Прохватилова и начальника спецтехнического отделения капитан-лейтенанта Шелковникова на катере БК-102 под командованием капитан-лейтенанта Чудова вышли в р-н пристани Новый Петергоф, имея на буксире шлюпку-шестерку с двумя минами образца 1908 года».34 Операция прошла успешно. Оставшаяся часть пристани была подорвана заложенными фугасами. Больше пристань не восстанавливалась.

1-я немецкая пехотная дивизия, принимавшая участие в захвате Нового Петергофа находилась там до 31 октября 1941 года. В Новом Петергофе остался батальон 505 пехотного полка 291 пехотной дивизии, велобатальон и велоэскадрон.35 Командовал 291 пехотной дивизией генерал-лейтенант артиллерии Курт Герцог.

В декабре 1941 года 291 пехотная дивизия направлена на Волховское направление.36 Ее сменила 212 пехотная дивизия, стоявшая в Новом Петергофе до августа 1942 года. Другие участки фронта требовали большего внимания гитлеровцев поэтому части 93 и 58 пехотных дивизий, стоявшие на петергофском направлении в 1942 году пополнялись «<…> необученным составом и лицами с физическими недостатками».37 В латышских батальонах, находившихся в Петергофе, командные должности занимали немцы.38 Побережье, в отличие от флангов обороны, охранялось небольшими силами39, а иногда, например в ночь с 30 на 31 марта 1942 года отмечалось полное отсутствие живой силы противника на побережье в районе Знаменка-Петергоф; землянки не отапливались, ракеты не выпускались, огня не велось.40

В ноябре 1942 года на петергофский участок прибыла 9 авиаполевая дивизия (АПД), которая сменила пехотные части 58 дивизии, уходившие на Волховскимй фронт и оставившие на петергофском участке часть своей артиллерии. Новый Петергоф занял 17 авиаполевой полк (АПП) 9 АПД, находившийся там до января 1944 года. Перед 9 АПД была поставлена задача оборонять свои позиции до последнего патрона. О наступлении немцев в связи с малочисленностью и плохой подготовкой, речь уже не шла.

Упоминавшийся уже старший ефрейтор Ганс Браун дал подробные показания о действиях 9 АПП в районе Петергофа.

Командовал 9 АПД генерал-майор Эрдман, командир 17 АПП – полковник Рюккес. Более пятидесяти процентов офицерского состава до начала службы в 9 АПД, служили на должностях комендантов аэродромов, авиабаз или были летчиками, которые по состоянию здоровья негодны больше для летной службы. Пехотную подготовку офицерский состав проходил в течение полутора месяцев по два часа в день во время формирования 9 АПД в лагере Миллау. При штабе 17 АПП на ул. Аврова д. 5 находился батальон до 70 человек, 11 грузовых машин, 10 лошадей, кузница, взвод зенитных орудий, установленный в башнях. Раз в неделю или две офицеры батальона собирались на КП, где устраивались офицерские вечера. На Петергофском соборе устроен наблюдательный пункт пяти артбатарей. Склад боеприпасов находился в подвале станции Новый Петергоф и в казармах в 100-150 метрах южнее станции.

На переднем крае обороны вырыта траншея глубиной около двух метров. Перед траншеей располагались пулеметные ДЗОТы и открытые пулеметные точки на расстоянии от 50 до 100 метров одна от другой. Войти в ДЗОТы и пулеметные точки можно было из траншеи. На берегу залива до траншеи проходило три ряда проволочного заграждения по большей части разрушенного минометным и артиллерийским огнем. Перед проволочным заграждением находились минированные участки. В 50 метрах за траншеей располагались жилые блиндажи, врытые в землю и имеющие бревенчатые перекрытия в 3-4 наката. Блиндажи частично соединялись с траншеей ходами сообщения. Днем и ночью солдаты по очереди несли караульную службу в огневых точках и траншеях. Имели телефонную и радиосвязь, аппарат для подслушивания русских телефонных переговоров. Отдельные дома и кварталы в Новом Петергофе были обнесены проволочными заграждениями. Дороги подготовлены к заминированию. До июня 1943 года в Петергофе и ближайших к городу поселках - Олино, Сашино и Марьино все еще проживало около 50 человек русского гражданского населения, преимущественно женщин. В июне они были насильно перевезены в казармы Луизино, где содержались под стражей и использовались на различных хозяйственных работах. Был в Петергофе и староста, который за нелегальное слушание русских радиопередач был арестован агентами полевой жандармерии.41

Еще в октябре 1941 года генерал-фельдмаршал Вильгельм Риттер фон Лееб, командующий группой армий «Север» предлагал разбить остатки 8-й армии, считая, что эта операция не представляет большой трудности. В своих дневниках он писал, что оборона этого участка требует сил, которые можно было перебросить на другие, более важные участки фронта и, кроме того, опасался, что русские могут свободно перебрасывать свои войска по морю. Однако Гитлер не поддержал его предложение.42

В течение всего периода оккупации наша авиация бомбила и штурмовала огневые точки в Новом Петергофе. Железнодорожные и береговые батареи Кронштадтского и Ижорского укрепленных секторов, флотские артиллеристы вели контрбатарейную борьбу с немецкими батареями, прикрывая переходы кораблей по Невской губе.43

В ноябре, декабре и январе 1944 года в Ораниенбаум было перевезено огромное количество людей, танки, минометы, артиллерийские орудия, что позволило начать мощное наступление советской армии и прорвать блокаду Ленинграда. «Утром 14 января 1944 года артиллерийский огонь невиданной силы потряс воздух. Это ударили орудия «ораниенбаумского пятачка».44

В районе Знаменки были найдены письма немецких солдат. Вот что 16 января 1944 года Герби Марьян писал своей жене Марьян Руф в Тальхейм: «…Сейчас 14 часов, но уже горит маленькая свечечка. На улице беспрерывно рвутся снаряды и гранаты. Снег не белый, а стал черным от этих разрывов, беспрерывно появляются вспышки наших и вражеских тяжелых батарей, всюду трещат пулеметы, в окопах стоят люди; они стоят сутками, защищая свое оружие, они не пропустят «Ванек». Враг попытался атаковать нас, направив женщин, вернее говоря молодых девушек – офицеров, лейтенантов и старших лейтенантов. Каждый день удивляюсь, откуда у русских эти люди и эта неисчерпаемая техника…». Другой немецкий солдат с тревогой сообщал своей сестре Паугроц в Трауостен: «У меня очень мало времени для письма, у нас здесь много дел. Вот уже 24 часа идет бой с атакующими русскими войсками, от адского грохота можно потерять рассудок, к тому же страшно холодно, что затрудняет дело. Надеюсь, что огонь противника прекратится. Русские вновь атакуют».45

Когда в Петергоф вошли наши части, немцы его уже оставили. Только один пьяный немец спал под роялем в землянке. Об этом со слов очевидца написал в дневниковых записях писатель Павел Лукницкий, побывавший в городе 22 января 1944 года. «Так вот он каков сейчас – город, о котором мы тосковали два с половиной года!

Ни одного целого дома. Красная улица – только окаймленные заминированным снегом да изломанным хламом развалины домов. Взорванный мост. Разбитая гостиница. Ограда Верхнего парка – лишь каменные столбы. Большой дворец – руины, у руин разбитая бронемашина… Прудов нет – одни котлованы. В Верхнем парке нет ни Нептуна, ни других скульптур. Ворота к Красной улице взорваны и развалены».46

Повсюду мины. «Очень много хлопот доставил нам «страшный», как мы его называли тогда, овраг, который был расположен в нейтральной полосе» - вспоминал сапер А. Кузьмин: «Его разминировали девушки. Стоя на коленях, они проверяли каждый сантиметр западного склона, на котором говорят, было больше взрывчатки, чем земли».47

После освобождения Петергофа 78% жилищной площади оказалась разрушенной. Взорваны водонапорная станция и водокачка, разрушена канализация и электросеть.

Картину ужасающих разрушений дворцов и парков Петергофа одной из первых увидела М.А. Тихомирова, послевоенный главный хранитель музея. В письме к матери в эвакуацию она писала; «19 января взят Петергоф. Первый раз была там только 31 января. Родная, это до того кошмарно, что не найти слов. Большой дворец – руина без полов, потолков, крыши, без церкви и корпуса под гербом. От Марли – дымящиеся развалины, Монплезир превращен в дот, полуразрушен, изуродован, парки почти уничтожены. От этого даже плакать нельзя, просто каменеешь».48,49

«Какими бы средствами мы не обладали, для того, чтобы восстановить парк требуется не менее 75, а то и все 100 лет»50 - говорил на заседании 18 февраля 1944 года Н.Н. Белехов. Пострадали все фонтаны Нижнего парка. Не осталось следов от Дубка и Грибка, Фаворитного фонтана. От Марли остались только стены. Увезена медь с куполов павильона Воронихина. Панели из карельской березы из Коттеджа найдены в блиндаже, там же разбитые камины, бюсты Николая I и его детей. Нижняя дача Николая II подорвана так, что от нее остался один строительный мусор. Взорвана башня Розового павильона. В верхнем этаже Бельведера – пробоины. Гранитная лестница разобрана, устроены настилы. Срезаны и увезены свинцово-промежуточные трубы фонтанного водовода. Большой каскад разрушен, от Львиного каскада осталось пять колонн. Полностью уничтожен Английский парк.

Понадобилось много времени и сил для того, чтобы восстановить разрушенный город, возродить дворцово-парковый комплекс Петергофа.

 

 

 

___________________________

 

[1] Корабелы в боях за город Ленина. Л., 1971. С. 170-228

[2] Филиал ЦАМО (Военно-морской архив). Ф. 1507. Оп. 1. Д. 1 Л. 46-48

[3] Подробнее об этом см. Кольцов Ю.В. Петергофский десант. СПб. 2010

[4] ЦГА СПб. Ф. 8557. Оп. 1. Д. 1110. Л. 3-8

[5] Завод пишущих машин, в наст. время - «ЗАО Ленинградский электромеханический завод» (ЗАО ЛЭМЗ) по адресу СПб, Петергофское шоссе, д. 73

[6] Филиал ЦАМО (Военно-морской архив). Ф. 580. Оп. 329. Д. 13. Л. 52

[7] Там же. Оп. 1. Д. 94. Л. 2-6

[8] Там же. Ф. 161. Оп. 43. Д. 128. Л. 1-1 об.

[9] Там же. Л. 1об. - 2

[10] Там же. Л. 5-10

[11] В декабре 2004 г. в № 50 газеты «АиФ – Петербург» С. 20 напечатана статья Т. Хмелик «Реставратор – это реаниматор», об архитекторе В.М. Савкове, по проекту которого (совместно с Е.В. Казанской) восстанавливался Большой дворец. В ней, в частности говорится: «По словам Савкова-младшего, который немало полазал в детстве в послевоенных руинах дворца, не фашисты разрушили его. Как ему рассказывал отец, дворец сожгли наши, отступая, а разбила его корабельная артиллерия адмирала Трибуца из Кронштадта. Дело в том, что фашисты установили свою батарею на горочке возле дворца и принялись лупить по Кронштадту, а Трибуц приказал ее уничтожить. Злая ирония судьбы состояла в том, что уничтожал дворец по приказу командования отец жены Савкова-младшего, тогда командир корабельных артиллеристов, а Савков старший, будучи главным архитектором Реставрационных мастерских, положил на восстановление дворца несколько лет жизни».

[12] Филиал ЦАМО (Военно-морской архив). Ф. 580. Оп. 329. Д. 13. Л. 22

[13] Там же. Л. 27

[14] Там же. Л. 25

[15] Там же. Л. 70

[16] Там же. Л. 36-37, 47-48

[17] Там же. Л. 72-73

[18] КП-командный пункт, НП-наблюдательный пункт

[19] Сообщение Чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников «О разрушениях памятников искусства и архитектуры в городах Петродворец, Пушкин и Павловск» // Правда. 3 сентября 1944. № 212 С. 3

[20] ДОТ – долговременная огневая точка

[21] ЦГА СПб. Ф. 8557. Оп. 6. Д. 1091. Л. 14

[22] Там же. Д. 1112 Л. 10

[23] Совр. назв. – Санкт-Петербургский пр. и Константиновская ул.

[24] Филиал ЦАМО (Военно-морской архив). Ф. 161. Оп. 34. Д. 11. Л. 107, 108, 113

[25] Там же. Д. 15. Л. 91

[26] Архив ГМЗ «Петергоф. Д. 709 а. Л. 1

[27] Лебедев Ю.М. Ленинградский «Блицкриг». На основе военных дневников высших офицеров вермахта генерал-фельдмаршала Вильгельма Риттера фон Лееба и генерал-полковника Франца Гальдра. 1941-1942. М., 2011. С.

[28] Филиал ЦАМО (Военно-морской архив). Ф. 161. Оп. 34. Д. 18. Л. 34

[29] Там же. Оп. 34. Д. 29. Л. 338-338 об.

[30] Там же. Д. 22. Л. 28-29

[31 Там же. Оп. 44. Д. 2. Л. 23-27

[32] Там же. Оп. 34. Д. 15. Л. 131

[33] Там же. Д. 52. Л. 69, 74

[34] Там же. Л. 94

[35] Там же. Ф. 1507. Оп. 28. Д. 2. Л. 273

[36] Там же. Ф. 161. Оп. 34. Д. 11. Л. 240

[37] Там же. Д. 18. Л. 321

[38] Там же. Д. 22. Л. 372

[39] Там же. Ф. 580. Оп. 1. Д. 94. Л. 2-6

[40] Там же. Ф. 161. Оп. 34. Д. 18. Л. 420

[41] Там же. Ф. 1507. Оп. 1. Д. 215. Л. 336-343

[42] Лебедев Ю.М. Ленинградский «Блицкриг». На основе военных дневников высших офицеров вермахта генерал-фельдмаршала Вильгельма Риттера фон Лееба и генерал-полковника Франца Гальдра. 1941-1942. М., 2011. С. 327

[43] Игорь Алепко И. Краснознаменный Балтийский флот. Таллинский переход. Либава. Хроника 1942. Сосновый бор. 2011. С. 82-264

[44] Смирнов Н.К. Матросы защищают Родину. М. 1968. С. 172-177

[45] Филиал ЦАМО (Военно-морской архив). Ф.1507. Оп. 28. Д. 41. Л. 10-11

[46] Лукницкий П. Сквозь всю блокаду. М., 1975. С. 460.

[47] Видуцкий Л. Здесь пули свистели // Заря коммунизма. 06.01.1973. С. 24

[48]Грабова. Л. Ярошецкая В. О том, что дорого (к 100-летию со дня рождения М.В. Тихомировой//Реликвия.

[49] Подробнее о разрушениях и восстановлении Петергофа см. М. Тихомирова. Памятники. Люди. События. Л. 1984. С. 84

[50] ЦГАЛИ СПб. Ф. 468. Оп. 1. Д. 117. Л. 3-4