Публикатор

Назад к целой странице
Назад

Документы личного происхождения, их значение для изучения истории региона (на примере документов фонда писателя - общественного деятеля Ю.Н.Иванова)

Презентация

Личные фонды имеют большое научное и культурное значение: они являются ценными историческими источниками для изучения истории родного края, т.к. обычно формируются из документов людей, чья жизнь и деятельность связана с этим краем. Фондообразователи личных фондов – это люди, которые своей творческой, профессиональной и общественной деятельностью способствовали развитию культурной, социальной, экономической жизни региона, были участниками или свидетелями важных исторических событий и процессов. Документы их личных архивов позволяют увидеть развитие событий через частную жизнь людей, их личные переживания и отношение к этим событиям. Исследователи могут всесторонне  оценить влияние исторических процессов на жизнь реальных людей, обращаясь к документам личных фондов, которые часто существенно дополняют официальные документы.

Личные фонды представителей интеллигенции отличаются наиболее разнообразным видовым составом документов – творческих, личных, документов служебной и общественной деятельности, переписки, изобразительных материалов, документов, собранных по каким-либо темам, аудио- и видеодокументов.  Таким интересным и разнообразным по составу  является фонд  писателя , председателя Калининградского отделения Российского фонда культуры Юрия Николаевича Иванова.

Юрий Николаевич родился в 1928 году в Ленинграде. Подростком пережил ленинградскую блокаду. Затем стал воспитанником воинской части, в которой служил его отец. В составе музыкально-похоронной команды части он попал в Кенигсберг в апреле 1945 года после его освобождения нашими войсками. По решениям Потсдамской конференции  в августе 1945 года часть земель Восточной Пруссии с городом Кенигсбергом отошла к СССР. Была создана Калининградская область. Здесь и осталась жить семья Ивановых. После окончания Ленинградского института физкультуры им.Лесгафта, отработав по распределению на Камчатке, Юрий Николаевич  вернулся в Калининград в 1957 году навсегда. Страсть к путешествиям и любовь к морю привели его к смене профессии. В течение следующих 12 лет он ходил в многомесячные рейсы на научно-исследовательских и рыболовецких судах . Он стал писать рассказы и повести на морскую тематику. В 1966 году Юрия Николаевича приняли в Союз писателей СССР. С 1974 года – он ответственный секретарь Калининградской писательской организации, был депутатом городского и областного советов.

В 1980-х-1990-х годах в результате перестройки произошли большие изменения в общественных настроениях, усилился интерес к истории вообще и к краеведению в частности, многим городам и улицам были возвращены их исторические названия. В Калининградской области тогда впервые открыто заговорили об изучении досоветского периода истории этой земли, о сохранении прусского и немецкого культурного наследия. Большую роль в процессе обращения к изучению культуры и  истории Восточной Пруссии сыграло созданное в 1987 году Калининградское отделение Советского фонда культуры, в состав которого вошли калининградские ученые, художники, писатели, краеведы, работники культуры и образования. Юрий Николаевич Иванов был первым председателем этой общественной организации, ее двигателем и инициатором идей, многие из которых были воплощены в жизнь. Умер Юрий Николаевич в 1994 году.

Его личный фонд был создан в 2002 году. Он насчитывает 466 единиц хранения. В фонд вошли рукописи, письма, биографические документы, его рисунки, фотоальбомы и фотографии, собранные Ю.Н.Ивановым материалы. Многие документы представляют интерес  для изучающих историю нашего края, как советского периода, так и довоенного.

Самые ранние рукописные документы в его фонде, имеющие отношение к Калининградской области, датированы июлем 1947 года.  Это дневники[i] с записями о сдаче выпускных экзаменов в школе,  о прогулках с друзьями по городу, о походах и поездках по области. Послевоенная окружающая действительность видна в деталях при описании Юрием своей  повседневной жизни. Запись от 19 августа. «Днем мы с Валей Б. ездили по городу на мотоцикле. В одном месте … во дворе нашли кучу немецких орденов – железных крестов»[ii]. Или записи о находках разного оружия в развалинах фортов[iii], о встреченных в походах следах боев и лежащей вокруг боевой технике и человеческих костях. Отмечена красота города, памятников. Особенно ценно в этих записях то, что многие из них оформлены любительскими фотографиями и замечательными рисунками Ю.Н.Иванова. Рядом с записью о находке немецких железных крестов приклеена фотография Ю.Н.Иванова с рассыпанными на земле крестами[iv]; в другом месте дневника его фотография «в обнимку» со скульптурой нимфы работы немецкого скульптора Германа Брахерта[v], о котором тогда у нас никто не знал. Еще больше фотографий того времени в фотоальбомах за 1945 – 1949 годы[vi]: виды разрушенных зданий, зеленых улиц, фото друзей и самого Юрия на фоне руин и с оружием,  с любимым мотоциклом, на котором он гонял по дорогам города и области.  Эти дневники и фотографии - редкие документы для этого периода истории Калининградской области.

1959 – 1974 годы в жизни Ю.Н.Иванова – это длительные рейсы на рыболовецких судах в моря и океаны. Этот период нашел отражение в его дневниках плаваний [vii].. Дневники содержат описания жизни и быта рыбаков, впечатления от разных стран, а также творческие записи – планы и наброски произведений. В описи № 2  есть дела с фотографиями, сделанными во время рейсов[viii]. Многие из них использованы в оформлении его книг.

С 1974 года Ю.Н.Иванов занимается делами писательской организации, депутатскими обязанностями. Проблемы Калининграда, его благоустройства нашли отражение в документах общественной деятельности, к которым, кроме официальных повесток, планов заседаний, отнесены письма горожан[ix].

Для изучающих историю Великой Отечественной войны на территории Восточной Пруссии, в частности подготовку и проведение Восточно-Прусской военной операции, большой интерес представляют документы в разделе «Подготовительные и вспомогательные материалы к произведениям Ю.Н.Иванова».  Работая над повестью «На краю пропасти» о  подвиге советских разведывательных групп, заброшенных  на территорию Восточной Пруссии в 1944 – начале 1945 годов , Юрий Николаевич  вел переписку с бывшими разведчиками А.Духановой, Т.Калинко, В.Максимовым, Н.Дергачевым, Н.Ридевским и др. В этих письмах[x] они делятся воспоминаниями о тех днях, когда на территории врага им приходилось собирать разведданные о военных объектах, прячась от преследования в лесах, самим добывая еду и оружие.

Как уже говорилось ранее, изучение довоенной истории нашего края до конца 1980-х годов находилось под негласным запретом. В одном из писем канадскому писателю Х.Фишу в 1990 году Ю.Н.Иванов писал: «Начальство склонно было считать, что вся история этого замечательного края началась лишь в 1945 году. И не позволяло что-либо писать о прошлом»[xi]. Возглавив в 1987 году Калининградский фонд культуры, он поддержал различные программы Фонда: создание при Фонде обществ национальных культур, создание сквера с памятником А.С.Пушкину работы скульптора М.Аникушина, сбор средств на памятник маршалу А.М.Василевскому и так называемую «немецкую программу» - восстановление Кафедрального собора с могилой И.Канта, увековечение памяти Э.Т.Гофмана (который жил в Кенигсберге) и др.Многое было сделано при непосредственном активном участии Юрия Николаевича.. Было начато восстановление Кафедрального собора (закончено после смерти Ю.И.); сохранено  от уничтожения научно-исследовательское судно «Витязь», на базе которого  создан Музей Мирового океана. Он добился издания газеты «Кенигсбергский курьер», в которой печатались материалы по краеведению, добился передачи Калининградской области архива немецкого исследователя Георга Штайна с материалами о поисках Янтарной комнаты и сам принимал участие в этих поисках, активно способствовал созданию музея известного немецкого скульптора Г.Брахерта, установке памятника И.Канту и т.д. Ю.Н.Иванов был сторонником политики открытости и сотрудничества жителей Калининградской области с немецкой культурной общественностью, призывал к примирению и взаимопониманию народов России и Германии через культуру. Он устанавливал связи с немецкими общественными и культурными деятелями, особенно уроженцами Кенигсберга и Восточной Пруссии, которые искренне хотели помочь в сохранении и восстановлении памятников культуры Восточной Пруссии. Широкой общественности стали известны имена поэтов Симона Даха, Агнес Мигель, художников Ловиса Коринта, Эдуарда Бишофа и других выдающихся людей Восточной Пруссии. Вся эта активная деятельность нашла отражение в переписке Ю.Н.Иванова.

В фонде находятся письма внучки и дочери известных художников Германа Блоде и Эрнста Молленхауэра Майи Елерманн-Молленхауэр[xii], сына скульптора Германа Брахерта, внука скульптора Станислава Кауэра, чьи работы до сих пор украшают город.  Благодаря письмам Томаса Брахерта[xiii], сына скульптора, в поселке под Светлогорском был найден дом художника, который уже собирались сносить, но общественности удалось отстоять его и создать там музей Г.Брахерта. К письмам Кристофа Бальтцера[xiv], внука С.Кауэра, были приложены фотографии скульптора, его работ , план расположения его дома. Это место нашли, но, к сожалению, дом незадолго до этого сгорел.

В фонде есть письма известной немецкой журналистки и издателя газеты „Die Zeit" графини Марион фон Денхофф[xv], уроженки Восточной Пруссии, в которых описывается ее деятельность  по сбору средств  и  изготовлению нового памятника И.Канту, точной копии утраченной кенигсбергской скульптуры работы выдающего художника Х.Рауха. Новый памятник был торжественно установлен в 1992 году у здания университета.

Кроме известных людей, писали и простые жители Германии, интересуясь, смогут ли они когда-нибудь посетить родные места, когда будет открыта область.

Письма из Германии часто содержали приложения с материалами по истории населенных пунктов Восточной Пруссии, об известных немецких ученых, воспоминания о довоенном Кенигсберге и по другим темам.

Представляют интерес и письма из разных городов нашей страны в ответ на статью Ю.Н.Иванова в «Литературной газете» в 1991 году «Вернуть городу имя», в которой он предложил читателям высказать свое мнение по вопросу о переименовании Калининграда[xvi].

Интересуясь поисками Янтарной комнаты и выступая в печати на эту тему, Юрий Николаевич получал много писем от граждан с гипотезами о местонахождении этого утраченного шедевра. Они тоже есть в фонде[xvii].

Не всегда встречаются в личных фондах письма самого фондообразователя. В фондеЮ.Н.Иванова  раздел «Письма фондообразователя»  представлен очень хорошо. Это черновики и машинописные копии его писем. Они рассказывают о его каждодневной жизни, делах общественных и семейных.

В фонде много фотографий . На большинство из них составлена отдельная опись. Ю.Н.Иванов не расставался с фотоаппаратом с юности. Многие события из жизни области, посещения ее известными людьми запечатлены им на пленку. Есть фото поэтов Андрея Вознесенского[xviii], Роберта Рождественского[xix], Эдуардаса Межелайтиса[xx], известного мецената русского происхождения барона Эдуарда Александровича Фальц-Фейна[xxi], уже упоминавшейся М.Денхофф[xxii],  его друзей – российских писателей, граждан Германии и др.

Очень интересны фотографии копилки «Фонда памяти», огромного металлического ящика для сбора денег среди горожан на культурные нужды города в 1988 году, процесса ее вскрытия и подсчета собранных денег[xxiii].

Заснято также открытие памятника И.Канту в 1992 году[xxiv]  и многое другое.

В сообщении представлены далеко не все документы фонда Ю.Н.Иванова, которые могут быть интересны и полезны краеведам. Но и они дают представление о богатстве и разнообразии состава личного фонда писателя и его значения в изучении истории Калининградского края.



[i]
                        [i]  ГАКО. Ф.Р-1183. Оп.1. Д.246

[ii]
                        [ii] Там же. Д.246. Л.42.

[iii]
                        [iii] Там же. Л.79.

[iv]
                        [iv] Там же. Л.44.

[v]
                        [v] Там же. Л.45.

[vi]
                        [vi] Там же. Оп.2. Д.1, 2.

[vii]
                        [vii] Там же. Оп.1. Д.247-252.

[viii]
                        [viii] Там же. Оп.2. Д.16, 40-42.

[ix]
                        [ix] Там же. Оп.1. Д.64, 143, 144, 341.

[x]
                        [x] Там же. Д.274-276.

[xi]
                        [xi] Там же. Д.20. Л.1.

[xii]
                        [xii] Там же. Д.140. Л.20, 21; Д.162. Л.50, 71.

[xiii]
                        [xiii] Там же. Д.315.

[xiv]
                        [xiv] Там же. Д.314.

[xv]
                        [xv] Там же. Д.31, 316.

[xvi]
                        [xvi] Там же. Д.36-38.

[xvii]
                        [xvii] Там же. Д.48, 163, 334.

[xviii]
                        [xviii] Там же. Оп.1. Д.177. Л.9, 10; Оп.2. Д.19. Л.1: Д.29. Л.5-7.

[xix]
                        [xix] Там же. О.п.1. Д.84. Л.5;Оп.2. Д.32. Л.1-3.

[xx]
                        [xx] Там же. Д.19. Л.3.

[xxi]
                        [xxi] Там же. Оп.1. Д.84. Л.23; Д.292. Л.2,3; Оп.2. Д.21. Л.1.33

[xxii]
                        [xxii] Там же. Оп.2. Д.21. Л.4; Д.29. Л.4,10,11.

[xxiii]
                        [xxiii] Там же. Оп.2. Д.59.

[xxiv]
                        [xxiv] Там же. Д.23.